Земля-космос-Земля

Земля-космос-Земля

Колонка на тему «любовь» в мартовский номер журнала «Русский пионер». Про космос, засушенных ящерок, ссадину от гермошлема, песок с Байконура, и...

- «Где дед?»
- «В командировке».

Она ответила внуку очень раздраженно.

Прошло еще два дня. Он вернулся 14 апреля, привезя с собой двух засушенных ящерок. О том, что ящерки были с Байконура, родные узнали гораздо позже. В его ботинках был песок. Губы были высушены. Сердце билось так, что за обедом специально приходилось громче прихлебывать, чтобы близкие не обращали на этот сердечный стук внимания.

Он привез с собой двух засушенных ящерок, весть о первом полете человека в космос и … «Чем ты там шуршишь в кармане?» - Она снова заговорила предельно раздраженно. Но если раньше этот тон был рожден беспокойством, то теперь – невозможностью и страхом поверить в свое и, конечно, Его счастье.  Этот шуршащий раздражитель он держал в правом кармане брюк. Пытался несколько раз достать его, осекался, шуршал еще громче – Она злилась. Он боялся, что помнет, или хуже того – порвет, резко выдергивал руку из кармана, как из кастрюли с кипятком, краснел, бледнел, неловко улыбался и мгновенно отворачивался.

Еще два дня назад Он стоял на стартовой площадке. Юра застегивал скафандр. Когда целовались, Он от волнения зацепился за край Юриного гермошлема. Потом, уже в автобусе с Байконура, рассмотрел, что ссадина-то на щеке порядочная. Это была единственная «космическая травма» того дня.

Ящерки обрели новое местожительство – плетеную коробку из-под лыжных ботинок на самой верхней полке бельевого шкафа; ссадина зажила через неделю. А то, что шуршало в кармане, Он отдать так и не решался.

За несколько часов до старта он нацарапал на конверте: «Первой женщине в мире, получающей письмо космической почтой — Нине Дмитриевне Париной. 12 апреля 1961 г. ». И далее текст, в который он вложил все тридцать один год их совместной жизни. Главное, начать. «Моя родная, дорогая и любимая». Спустя почти тридцать один год совместной жизни он начал точно так же, как начинал все письма ей тридцать лет назад. Потом – несколько строк про любовь, которая не имеет границ и пределов. Строго, по существу. По-космически четко. И в конце – «Всегда твой В.». Передал письмо в руки Юре. Тот спрятал на борту космического корабля в контейнере с дрозофилами. 108 минут и Юра, и письмо, и дрозофилы находились вне Земли. А Он, стоя ногами на твердом полу, следил за дыханием первого человека, находившегося в космосе. По Его вискам тек пот. После зашкаливающего счастья, захлестнувшего всю страну – весь мир – после осознания того, что человек покорил космос (а космос - покорился человеку), Он вспомнил о письме.

 «Отдать тебе это письмо – значит, подарить тебе не только всю Землю, которую я подарил тебе давно, но  – и весь космос. Ты не думай, я – готов. Просто сердце сейчас сломает грудную клетку. И неважно, что я уже далеко не так молод, как раньше. Поэтому уже две недели я только и делаю, что им шуршу».

В конце апреля 1961 года академик Василий Васильевич Парин отдал своей жене письмо, которое он отправил в космический полет с Юрием Алексеевичем Гагариным. Это было первое письмо, отправленное космической почтой «Земля-космос-Земля». И первое свидетельство любви не только на Земле, но и в космосе.

Если Вам понравился наш материал, то Вы можете проголосовать за него здесь